Крайние меры в экономике в борьбе с пандемией объясняются коллапсом в системе здравоохранения: и дело не только в дефиците больничных коек, оборудования, тестов и лекарств, что решается дополнительным финансированием из Москвы и, по признанию самого Алексея Цыденова, федеральный центр в помощи региону не отказывает. Не хватает квалифицированного медицинского персонала. А его никакими деньгами не компенсировать.

Чтобы не допустить обвала системы здравоохранения Бурятии, в которую с начала пандемии уже закачено около 2 миллиардов рублей, включая доплаты врачам, было принято решение дать ей «передышку» любой ценой. Таким образом в жертву задыхающейся медицине был брошен загибающийся бизнес: чтобы по максимуму «разобщить» людей, глава Бурятии объявил о закрытии на две недели предприятий общественного питания, торговых центров, магазинов, саун, бассейнов, бань, фитнес-клубов, а также предприятий в сфере дополнительного образования.

При этом никаких особых мер поддержки закрытому бизнесу бурятские власти предложить не смогли, если не считать обещанное снижение налогов в 2021 году. Но до этого еще нужно дожить. По мнению организаторов стихийного собрания мелких предпринимателей у парадного входа в ТЦ «Столичный», двухнедельный «локдаун» из них не переживет порядка 20 процентов, а смерть оставшихся – лишь вопрос времени. При том, что на нужды медицины заточена сегодня вся государственная машина.





Почему вообще возникла необходимость такого жертвоприношения, трудно сказать. Бурятия не входила в список регионов с чрезвычайной ситуацией по коронавирусу, не давал подобных распоряжений и президент страны Владимир Путин, напротив, не раз заявлявший, что Россия не пойдет на крайние меры. В этом смысле для Кремля решение Бурятии, насколько можно судить по комментариям пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, оказалось полной неожиданностью. Иначе в республике для полного эффекта отправили бы в двухнедельный отпуск магазины федеральных торговых сетей, что можно сделать только с разрешения правительства России. Местным предпринимателям было бы не так обидно, если бы закрылись все, а не только они. Остается понять, чем же именно решил пожертвовать глава Бурятии, когда принимал решение о введении частичного запрета.

Согласно проекту, представленному министерством финансов Бурятии, собственные налоговые и неналоговые доходы республики в 2021 году не только не уменьшаться, но и вырастут на 2,4 процента по сравнению с 2020 годом и прогнозируются в сумме 29 миллиардов 800 миллионов рублей. Предварительный объем безвозмездных поступлений из федеральной казны ожидается в сумме 42 миллиарда 714 миллионов рублей, а в целом — более 73 миллиардов.

При этом доля малого и среднего бизнеса в собственных доходах Бурятии составляет всего 7-8 процентов (около 2,3 млрд рублей в 2019 году). В сравнении с общим объемом ожидаемых доходов республиканского бюджета вклад малого бизнеса в экономику региона выглядит и того меньше. И совсем мизерными, наверное, представляются ожидаемые налоговые потери от двухнедельного «локдауна», если принять во внимание, что запрет на деятельность коснулся не всех, а примерно половины из субъектов малого и среднего предпринимательства – примерно 1 тысячи предприятий общественного питания и 2 тысяч предприятий торговли с официально занятыми в них 5 тысячами работниками.

Сколько это в недополученных по итогам 2020 года рублях? 150 миллионов? 100? Или меньше? Проблема в том, что никто и не считал возможные потери. Правительству Бурятии, давно и прочно подсевшему на федеральную дотационную иглу, малый бизнес не интересен.

Понятно, что временный вывод ресторанов, кафе, бань, саун и магазинов из игры не обрушит экономику Бурятии. В худшем случае эта мера прибавит забот и расходов для республиканского агентства занятости, наконец-то актуализирует Фоны поддержки малого и среднего предпринимательства и слегка подпортит имидж самого главы Бурятии Алексея Цыденова, что тоже поправимо, особенно, если «локдаун» сработает.

Но салоны красоты, магазинчики, торговые центры, кафе, ресторанчики, бани, фитнес-клубы – все это гораздо больше, чем часть экономики. Во-первых, это тысячи людей, которые обеспечивают сами себя, а сегодня рискуют остаться без средств существования. Во-вторых, что не менее важно, — это та самая комфортная среда обитания, которую еще называют душой городского пространства, местом притяжения. Сейчас мы это понимаем немного лучше, чем год назад.

В купе с хорошими дорогами, тротуарами, дворами, школами и детскими садами мелкие предприниматели своим усердием создают условия для нормальной работы и комфортного отдыха. Главное теперь не переусердствовать в «разобщении людей» и не угробить одно в попытке спасти другое.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *