В конце ноября девочка похудела до 14 кг, ей стало плохо, и она попала в реанимацию с истощением в крайне тяжелом состоянии. На Настину маму завели уголовное дело о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей. После выписки из больницы мать с дочкой живут вместе и сильно переживают, что их могут разделить.

«МК в Бурятии» побывал дома у семьи Гармаевых, пообщался с компетентными органами и выяснил, насколько это может оказаться правдой.

Три дня пила воду

Для детского омбудсмена Бурятии Натальи Ганькиной случай с Настей стал вообще нетипичным. Она впервые столкнулась с тем, что о нарушениях прав ребенка сообщили врачи. И не просто сообщили, а забили в колокола. То есть, состояние девочки, которую привезли на скорой в ДКРБ, шокировало медиков настолько, что они занялись не только ее лечением (Настя пролежала в клинике в общей сложности три недели), но и ее социальной жизнью.

— Крайне неухоженная, грязные кожные покровы, специфический запах, критический вес, — перечисляет омбудсмен то, на что обратил внимание медперсонал. – Настя рассказала врачам, что ее мама три дня употребляла алкоголь. Сама девочка все это время пила только воду. И в какой-то момент ей стало так плохо, что пришлось вызывать скорую.

Сотрудники ДРКБ отправили Ганькиной письменное обращение, в котором просили принять меры к родителям Насти. Уполномоченный связалась с чиновниками Заиграевского района (Гармаевы живут в одном из сел). И картина стала вырисовываться.

— В семье трое детей, отца нет, он умер полтора года назад, — рассказывает Наталья. – Двое младших братьев Насти не имеют проблем со здоровьем. У девочки – несколько врожденных заболеваний, из-за одного из них у нее замедленный рост и развитие. Но как мне рассказывали врачи ДРКБ, даже при этом в ее возрасте дети со схожим диагнозом весят 35 килограммов, а то и больше. Это совсем не 14 и даже не 17 кг! Насте было рекомендовано обследование и лечение, для нее разработали программу реабилитации. Девочке полагалось адсорбирующее белье, памперсы и прочие нужные вещи, она могла ездить в санатории. Причем все это выделяется для таких детей бесплатно. Но мама ничем не пользовалась, на обследования не обращалась.

В аппарате омбудсмена стали выяснять материальное положение Гармаевых. Сотрудники предположили, что семья была малоимущая, и денег на продукты элементарно не хватало. Оказалось, что мама Насти получает пенсию по инвалидности ребенка и пенсию по потере кормильца. В общей сложности это больше 50 тысяч рублей. Для села – очень неплохие деньги. Вопрос о нищете отпал сам собой.

— Районные органы об этой семье знали, — рассказывает дальше Наталья Ганькина. — В августе 2020 года маму привлекали к ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Интересно, при этом ее не поставили на профилактический учет. Я обратилась в Следственный комитет, чтобы там провели доследственную проверку инцидента с больницей. По ее результатам следователи возбудили уголовное дело. А районная прокуратура выявила дефекты в работе органов системы профилактики – комиссии по делам несовершеннолетних, школы и так далее. Прокурор внес представление главе района и направила материалы проверки в следком.

При этом всем Ганькина отмечает – после того, как в ДРКБ Настю перевели из реанимации в обычную палату, к девочке приехала мама. Женщине позволили быть рядом с дочкой и за ней ухаживать. Они лежали в больнице 11 дней.

— Это была такая мера, чтобы мама прониклась ребенком, прочувствовала, посмотрела на других родителей и детей, — объясняет омбусдмен. – У меня есть надежда, что она сейчас начинает понимать ценности, осознает, что для нее значит Настя. И дочкой своей она займется. При этом районная комиссия контролирует условия, в которых сейчас живет ребенок. И если ситуация ухудшится, то будет решаться вопрос о ее дальнейшем жизнеустройстве.

Семилетний брат 13-летней Насти выше ее на полголовы





Дома тепло, угроза здоровью отсутствует

Маленькое село в Заиграевском районе, людей не видно совсем. Только у гармаевского дома толпится сразу несколько человек. Районные чиновники, представители комиссии по делам несовершеннолетних, полиции, прокуратуры, участковый педиатр. Мне сообщают, что сейчас оснований забрать девочку, нет. Дома тепло, с ребенком занимаются, угроза здоровья отсутствует.

— Настя всегда была такой худенькой, — объясняет педиатр Любовь Владимировна. — Я была у них во вторник, ставила девочке прививку Манту. А стало ей плохо в пятницу. Всякое может случиться за три дня.

— Мама запила?

— Ну, не знаем, — говорят в комиссии. — Мы с 2018 года к Гармаевым ездим. Ни разу пьяной Ольгу не видели. Однажды, правда, выпившая была. Мы протокол составили.

— А как же так получилось, что девочка попала в больницу грязная, неухоженная, истощенная? Что мама говорит?

— Ну, а что мама скажет. Она сказала, что ребенок ничего не хотел кушать и что у нее не было аппетита.

Комиссия уезжает, а я захожу в дом.

Ей лучше со мной

13-летняя Настя на кухне рисует акварелью, два листа лежат рядом. На одном – облака, солнце и деревья в снегу. На другом – облака, солнце и трава с цветами. На одном – зима, на другом – лето. Настя сосредоточенная и серьезная. У нее сейчас урок рисования.

Девочка учится по упрощенной программе четвертого класса. Она умеет писать, а вот читать – нет: за каникулы подзабыла все буквы. К Насте три раза в неделю приезжает учитель и занимается по час-полтора всеми предметами, кроме физкультуры. Дольше нельзя – у ребенка может возникнуть перенапряжение.

— Я с Настей работаю с прошлого сентября, — говорит Регина Дмитриева. – До этого у нее был другой учитель. Сколько была, никогда не замечала, чтобы у девочки было что-то не порядке. Или чтобы мама выпивала. Всегда все чисто, аккуратно.

Рядом с девочкой, рисующей деревья, сидят ее мама Ольга и ее младший брат Миша. На глазах у Ольги, невысокой и худой, — слезы. Представитель прокуратуры только что предлагала на время следствия отдать Настю в реабилитационный центр.

— Я отказалась, — тихо, но твердо говорит Ольга. – Ей лучше со мной.

Ольга Гармаева живет в селе всю свою жизнь. И переезжать никуда не собирается.

Ольга не хочет отдавать свою дочь.





— Тут тихо, красиво, волков нет, — объясняет она. – И еще у меня машины нет, поэтому мы нигде не были. Даже в Улан-Удэ — пока Настя в больницу не попала. Но мне тут нравится. Единственное, нет ничего, кроме одного маленького магазина. Ни школы, ни больницы, ни клуба. Мы на такси иногда ездим в Онохой в супермаркет за продуктами. 350 рублей стоит в одну сторону. И все.

— А как вам живется тут с дочкой? За ней же ухаживать надо.

— Я все делаю, что надо. Лекарства даю, кормлю Настю. Она общительная, ходит, бегать у нее не получается. Нормально ест, не как взрослый, конечно, но нормально. А вес у нее всегда прыгает. То килограмм прибавится, то убавится. Я не знаю, от чего это зависит.

— Почему врачи забили тревогу, когда вашу дочь в больницу привезли?

— Я помню, сходила в тот день в магазин, купила молоко. Настя ела, пила чай, все нормально было. К вечеру ей стало плохо, она начала задыхаться. Мы вызвали скорую, она долго ехала. Сначала нас привезли в Новую Брянь, а потом отправили в Улан-Удэ. В чем дочка была, в том она и приехала. Куртка грязная у нее была, да. Врачи ко мне приходили, говорили: «Вы ребенка запустили, почему такой маленький вес!». Я объясняла, что у Насти вес скачет то туда, то сюда.

— А почему не ездили в санатории, не проходили программу реабилитации?

— Ну, мы в основном сами справлялись. Но сейчас бумаги я забрала. Я буду это делать сейчас.

— Вы выпиваете?

— Ну, бывает. Но не часто.

— Что думаете по поводу уголовного дела в отношении вас?

— Я очень не хочу Настю отдавать. Плачу иногда. Сегодня комиссия приезжала, налетела на Настю, стала задавать вопросы, та тоже расплакалась.

Я подсаживаюсь к Насте и наблюдаю, как она дорисовывает зимний рисунок – синий снег на коричневых деревьях.

— А ты что больше любишь – лето или зиму? – спрашиваю я ее, серьезного маленького человечка.

— Лето, — спокойно отвечает мне Настя. – Потому что тепло.

— Тебе хорошо здесь, дома, с мамой?

— Да! – выдыхает она. И смотрит мне прямо в глаза.

P. S. Имена и фамилии членов семьи Гармаевых изменены.

Комментарий

Александр Митыпов, заместитель руководителя администрации МО Заиграевский район:

— Семья находится в поле зрения комиссии по делам несовершеннолетних с 2017 года, когда были проблемы с продлением инвалидности у ребенка. За весь период семья неоднократно посещалась, каких-либо угроз здоровью или жизни девочки не было выявлено. Не было и сообщений о неблагополучии от педагога, который обучал ребенка на дому, и от медицинских работников, у которых ребенок находился под наблюдением. Ребенок имеет заболевание, связанное с задержкой физического развития. Ухудшение состояния здоровья девочки, надо полагать, связано с обострением заболевания. Более точные обстоятельства определит экспертиза, назначенная в рамках расследования уголовного дела по статье неисполнения родительских обязанностей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *